Районка была домом

В минувшем году из газеты ушли два ведущих журналиста – Александр Анатольевич Шишов и Илья Николаевич Александров. Оба осенью переехали в Кострому.
Читатели газетную потерю заметили. И сегодня, в наш профессиональный праздник, я попросила своих коллег рассказать о работе, которой оба отдали несколько десятилетий своей жизни. Впервые Александр Шишов и Илья Александров не берут, а дают интервью нашей газете.-Что нравилось в профессии? Чем была для Вас районка?
Илья Александров. Нравилось все. И сбор материалов, и  процесс подготовки собранной информации к публикации. Если  итог, то есть опубликованный материал, оказывался удачным, то всегда получал массу положительных эмоций. Ради чего, в общем-то, и работает журналист. Районка для меня, если можно так выразиться, была вторым домом. С ней невозможно было расстаться даже тогда, когда с работы возвращался домой, потому что в голове постоянно крутились мысли о газетных строчках по подготовке публикаций.
Александр Шишов. Нравилось то, что я мог высказать свое суждение по поводу какой-то проблемы, показать знание чего-то, донести до читателя  новость. Понимал степень ответственности перед несколькими тысячами читателей. Право на публичные откровения, считаю, давало мне нехилое образование, в багаже имелось несколько красных дипломов. Теперь без ложной скромности могу перечислить специальности в хронологическом порядке: историк, журналист, социолог, политолог.
Районная газета — то издание, где есть постоянная обратная связь с читателем. Сегодня вышла твоя заметка — завтра тебе могут предъявить претензии, коли что не так. Причем сделать это на улице, в магазине, в бане, то есть лицом к лицу. Бывали у меня ошибки, случались неточности по вполне объективным причинам, но я в жизни не соврал. Свою ответственность перед людьми всегда чувствовал.
— Как определился круг тем и людей? Что особенно помнится?
Илья А. В свое время, когда устраивался работать в редакцию, меня определили на должность заведующего отделом сельского хозяйства. Правда, в сельском хозяйстве мало что смыслил. Пришлось соответствовать должности. Набрал кучу книг по теме, стал самостоятельно изучать основы животноводства, растениеводства, механизации сельскохозяйственных работ. Такая подготовка мне помогала в общении со специалистами сельского производства, животноводами, механизаторами. С удовольствием ездил в командировки по деревням. Всегда было интересно встречаться с людьми, узнавать новости, говорить о делах. Особенно запомнились  80-е годы прошлого уже века. Тогда все колхозы и совхозы были на подъеме. Почти во все деревни были построены дороги с твердым покрытием, строились квартиры в деревнях и селах, молодежь там охотно оставалась работать. Быт в деревнях благоустраивался, люди стали получать приличные зарплаты. Словом, жизнь на селе в буквальном смысле этого слова била ключом. Это, пожалуй, было время  расцвета нейских деревень и сел. Похоже, что подобное вряд ли повторится.
В 90-х годах картина стала меняться. Те преобразования, которые произошли в результате так называемых реформ, нейским хозяйствам, да и не только нейским, ничего хорошего не принесли и не дали. Помнится, приезжал в наш район предполагаемый инвестор из Голландии, который несколько дней пробыл в районе, изучая нейские возможности и целесообразность вложения своих денег в сельское производство. Он был удивлен тем, что происходило тогда. Многие фермы в районе опустели, уже  стали разваливаться. С каждым годом сокращались посевные площади, и поля зарастали. Все это он видел. Больше в нейских краях не показывался.
Александр Ш. Возможно, не все читатели «Нейских вестей» это понимали, но многие ощущали то, о чем сейчас скажу. Для меня образцом печатного издания была лондонская «Таймс» с ее тотальной всеохватной информацией, а отнюдь не советские и не российские газеты. Более 20 лет из месяца в месяц в газете появлялись три хроники — пожарная, криминальная и дорожная. Ничего подобного в системе в других газетах области нет. От случая к случаю бывает, а системы нет. Да и невозможно это делать системно в областных газетах.
То же могу сказать о рубрике «Дорогие мои старики». Она была всеохватной. Каждый нейчанин, доживший до 80 лет, получал шанс рассказать о своей жизни, точнее, изложить собственный вариант ее. Я им помогал, стенографируя и редактируя тексты, но никоим образом не корректируя воззрения. Мог прокомментировать, если видел необходимость. Те нейчане, кто мог и хотел рассказать о себе, сделали это. Таких набралось за 20 лет 550 человек. У одних рассказы были поинтереснее, у других — достаточно будничные. Напечатаны были все.
Много о себе рассказали старики. Все навскидку не вспомнишь.
Жительница Кужбала с крестиком на шее поведала, как в годы войны участвовала в репрессиях. «Плохо лес валили депортированные сюда крымские татары. Написала бумагу в НКВД, шлепнули пару человек, остальные лучше работать стали».
— Качества, которым Вас научила профессия журналиста? И что не должен делать журналист?
Илья А. Я журналистике благодарен за то, что научила понимать людей, общаться с ними, входить в их положение. Каждое слово, сказанное в газете о человеке, может духовно поднять  его, а может убить не только морально, но и физически. Поэтому журналисту, прежде чем сказать это слово, нужно сто раз подумать, надо ли это слово говорить.
Александр Ш. Надо быть честным всегда. Или писать правду— или молчать. И не стремиться доказывать взахлеб именно свою точку зрения. Люди не дурей меня — сами решат, кто прав. Нельзя никого унижать.
— Что или кого чаще всего вспоминаете?
Илья А. Коллег, с которыми столько лет проработал. Но время идет, жизнь меняется, настал срок старикам уступить место молодым. Так что все идет, как и положено в природе.
Спасибо всем, кто встретился мне на моем журналистском пути, помог осваивать профессию как словом, так и делом. Также благодарен читателям, которые читали мои материалы, доверяли мне. Мой труд был посвящен вам.
Поздравляю вас, коллеги, с Днем печати, со Старым Новым годом, желаю всем здоровья, благополучия и удачи в журналистском деле.
Александр Ш. Людей, с кем довелось встречаться за 43 года журналистской работы. Каждый был по-своему интересен. Назову нескольких, имеющих общенациональную известность: академик Евгений Федоров, генерал-полковник ФСБ Виктор Зорин, политики Геннадий Зюганов и Егор Строев, профбосс Валерий Селитринников. С одними просто сотрудничал, с другими дружил.
— Самый интересный или смешной случай из журналистской работы?
Илья А. Что-то и не припомню ничего такого особенного, чтобы можно было посмеяться. Разве что этот случай. Будучи собкором «Северной правды», пришлось поехать в деревню в Парфеньевском районе, чтобы подготовить материал о тамошнем животноводстве. Прибыл на место, вышел из машины и направился к дому, где проживал мой будущий газетный герой. У соседнего дома мужик колол дрова. Вдруг, откуда ни возьмись, выбежал огромный черный пес и с рычанием понесся прямо на меня. Признаюсь, испугался изрядно. Что делать? Бежать к машине? Поздно, не успею. Да и убегать нельзя, слышал, что в таком случае собака обязательно нападет. И само собой получилось, что я тоже, не с рычанием, конечно, а с криком побежал навстречу псу. Тот опешил, остановился и пустился наутек от меня. Глядя на все это, мужик, коловший дрова, смеялся. А вот мне было совсем не до смеха.
Александр Ш. Не так уж давно приятель поделился подозрениями насчет власовского прошлого одного старика. Вызвал того на разговор, расколол и вывернул наизнанку. Наверное, он бдительность подрастерял с возрастом. Доносить не собирался, конечно, но и молчать не мог. Надо было очень аккуратно написать. Получилось. Кажется, только Евгений Трепов, баллотировавшийся тогда в Госдуму, все заметил правильно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *