На вид ей семьдесят, не больше

У жительницы посёлка Тотомица РИММЫ ПЕТРОВНЫ ТИХОМИРОВОЙ – канун юбилея. В понедельник, пятого августа, она будет отмечать своё 90-летие.
И первое, что удивительно характеризует эту женщину в её возрасте, — она читает без очков мелкий текст на отсвечивающих золотым блеском своих медалях.
И не только зрение у неё отличное, а и память, и тонкий юмор, и многое другое, что позволяет моей собеседнице не чувствовать своих действительных лет. На вид ей 70, не больше.


Родом Римма Петровна из Мантуровского района. В семье она была старшей из троих детей, сейчас её братьев уже нет.
Война началась, Римме только исполнилось 12 лет. А тогда, как известно, с малолетства все к труду были приучены, в поле работали и взрослые, и дети.
— Рука болела, надорвала я её, — вспоминает моя собеседница момент из своей детской жизни, — сбегала в больницу за два километра, перевязали. А бригадир скомандовал: «Картошку полоть надо!» И, боль – не боль, пошла я картошку полоть.
Вовсю помогала Римма и дома по хозяйству.
— В субботу вымыла полы в нашем большом доме. А полы-то некрашеные, надо было красного кирпича натолочь да с помощью этой красной крошки продраить пол голиком (корр.: веник из голых прутьев, без листьев), чтобы пол почти белым стал, — поясняет она.
— В воскресенье родители на работу ушли, а я сходила к старой церкви, которая и до сих пор стоит, это в 15 километрах от Мантурова, там сад помещичий был, кусты роз по аллеям росли. Вот этих роз и нарвала полную корзину. И пошла к обеду домой.
— Иду, а в доме – вой: привезли известие из Мантурова, что война началась, — говорит Римма Петровна. И тут же вытирает глаза от слёз.
Немного помолчав, успокоившись, рассказывает, что мужчин в их очень большой деревне позабирали на фронт, остались одни женщины и дети, да тятя Вася – так она звала своего дедушку, который был вроде как староста над всеми.
— Нас много в деревне было, девчонок и мальчишек, все работали. Еду нам дома бабушка готовила, потому что мама работала — пахала на коровах, косила,.. Бабушка песты нам жарила, их мы собирали…
Голод – это когда ничего нет, только водичка кипячёная, — поясняет Римма Петровна в ответ на мой интерес, что обозначало это слово в те, военные, времена.
Лучше не вспоминать эти годы! – машет рукой Римма Петровна.
— В 45-ом году я окончила семь классов, а мы тогда уже в Мантурове жили на квартире у папиного двоюродного брата.
Полностью интервью читайте в сегодняшнем выпуске газеты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *